Джатака о жеребце Синдху, вскормленном на рисовых отрубях – мудрость Будды

0 4

Джатака о жеребце Синдху, вскормленном на рисовых отрубях - мудрость Будды

Траву, похлёбку с отрубями…» — эту историю о старшем монахе Шарипуттре Учитель рассказал в Джетаване.

Однажды случилось так, что Будда задержался в Саваттхи на весь сезон дождей, а после этого ещё какое-то время странствовал с целью собрать пожертвования. Когда Будда вернулся в Джетавану, местные жители решили поприветствовать его и преподнести подарки Будде и последователям, сопровождавшим его. Был назначен монах, который обычно созывал братьев в зал для чтения дхармы, для распределения практиков среди желающих сделать пожертвование, в зависимости от заявленного количества человек, которое податели готовы были оделить.

Среди подателей была одна бедная старушка, которая приготовила пожертвование всего лишь для одного человека. Однако к тому моменту, когда она пришла, все монахи уже были распределены среди жертвующих. Оставался только старший монах Шарипуттра, который всё ещё находился в монастыре. Женщина очень обрадовалась, что ей предоставилась возможность отдать своё пожертвование Шарипуттре, и она встала у ворот Джетаваны в ожидании старшего монаха. Завидев Шарипуттру, она поприветствовала его, взяла у него чашу для пожертвований, отвела в свой дом и предложила сесть.

Слух о том, что некая пожилая женщина пригласила Шарипуттру в свой дом, дошёл до многих благочестивых семей. Среди тех, кто услышал новость, был царь Пасенади из Косалы. Он сразу же отправил женщине всевозможную еду, одежду и кошелёк с тысячей монет с просьбой:

— Пусть та, что принимает в своём доме Шарипуттру, наденет присланное ей одеяние и потратит деньги на достойный приём старшего монаха.

По примеру царя Пасенади поступил и торговец Анатхапиндика, и младший Анатхапиндика, и старшая послушница Висакха, все они отправили женщине такие же достойные подарки. Другие семьи прислали, кто сколько смог: кто сто, кто двести монет. В результате за один день пожилая женщина получила сто тысяч монет.

Тем временем Шарипуттра выпил похлёбку, которую женщина ему преподнесла, съел рис и другую пищу, которую она для него приготовила. Затем он поблагодарил женщину, дал ей наставления, в результате которых она встала на путь саморазвития, и вернулся в монастырь.

Спустя какое-то время, собравшись в зале для чтения дхармы, братья-монахи обсуждали великодушие Шарипуттры:

— Брат, Полководец дхармы избавил пожилую женщину от нищеты, поддержав её в трудной ситуации, съев не гнушаясь еду, которую она ему подала.

Тут вошёл Учитель и спросил, о чём там братья-монахи говорят, усевшись вместе. Получив ответ, Учитель заявил:

— Не в первый раз, братья, Шарипуттра становится опорой и спасением для этой пожилой женщины, и не в первый раз не брезгует предложенной ею пищей. Он поступал так и раньше.

И тут Почитаемый в мирах поведал о былом.

— Давным-давно, когда Брахмадатта был царём Бенареса, Бодхисаттва воплотился в семье торговца из Северной провинции. В той провинции пятьсот человек занимались торговлей лошадьми, привозили их в Бенарес и продавали там.

И вот один из торговцев отправляется в Бенарес, чтобы продать пятьсот лошадей. По дороге он останавливается недалеко от Бенареса, в доме, где раньше жил богатый купец. Когда-то у него была большая семья, но постепенно все они канули в Лету, и в доме осталась только одна пожилая женщина. Торговец арендует за определенную плату этот дом, а лошадей своих держит неподалёку.

В тот самый день, по счастливой случайности, его породистая кобыла ожеребилась, и торговцу пришлось задержаться в том доме на два или три дня. Затем, взяв с собой лошадей, торговец засобирался в гости к царю. Тут пожилая женщина попросила его оплатить аренду дома.

— Хорошо, мать, я заплачу тебе, — сказал торговец.

— Сынок, — сказала женщина, — отдай мне этого жеребёнка, а его стоимость вычти из суммы арендной платы.

Торговец выполнил её просьбу и пошёл своей дорогой.

Женщина полюбила жеребёнка, как родного сына, кормила его подсушенной мучкой или отрубями, что остаются после шлифовки рисового зерна, а также остатками пищи и травой.

Спустя какое-то время уже Бодхисаттва отправляется в путь по той же самой дороге с пятью сотнями лошадей и тоже останавливается в доме пожилой женщины. Лошади Бодхисаттвы, почуяв запах породистого жеребёнка, питающегося бурой рисовой мучкой, отказываются заходить в загон. Тогда Бодхисаттва обращается к женщине:

— Кажется, здесь живёт какая-то лошадь, мать?

— Сынок, у меня есть только жеребёнок, за которым я ухаживаю, как за собственным сыном!

— Где он сейчас, мать?

— На пастбище.

— Когда вернётся?

— Скоро.

Бодхисаттва оставил своих лошадей вне загона и сел ждать возвращения жеребёнка. И вскоре тот вернулся. Увидев красивого жеребёнка с брюшком, полным рисовой мучки, Бодхисаттва сразу же разглядел отметины на его теле, свидетельствующие о породистости, и подумал про себя: «Это же бесценный породистый жеребёнок, я должен купить его». Тем временем жеребёнок отправился в свою конюшню. Тут же и все лошади Бодхисаттвы вошли в предназначенный для них загон.

Бодхисаттва пробыл в том доме несколько дней, ухаживая за своими лошадьми, а когда собрался уезжать, обратился к пожилой женщине с такими словами:

— Мать, продай мне своего жеребёнка.

— Что ты такое говоришь?! Как можно продать собственного приёмного ребёнка?!

— Чем ты его кормишь?

— Отварным рисом, рисовой похлёбкой, подсушенными рисовыми отрубями, остатками еды и травой; а пьёт он рисовый отвар.

— Если ты мне его продашь, я буду кормить его самыми лакомыми кушаньями, над ним будет натянут полотняный навес, а под ногами будет лежать ковёр.

— Сын мой, если всё это правда, забирай моё дитя, и да будет он счастлив!

Бодхисаттва отдал за жеребёнка шесть кошельков с тысячей монет в каждом из них, по одному кошельку за четыре ноги любимого дитя пожилой женщины, за его хвост и за голову. Бывшей хозяйке жеребёнка он купил новую одежду, украшения и пригласил её попрощаться со своим дорогим ребёнком. Жеребёнок посмотрел на свою маму и слёзы покатились из его глаз. Женщина погладила его по спине и сказала:

— Я получила воздаяние за то, что сделала для тебя, а теперь иди, мой сынок!

С этими словами она ушла.

Источник

Leave A Reply

Your email address will not be published.